среда, 24 апреля 2013 г.

Шаг за шагом к стендап-комедии: Глава 1 - Секрет структуры шутки

Step by Step to Stand-Up Comedy

 by Greg Dean

Шаг за шагом к стендап-комедии

Перевод: EfgeShow


Об авторе



Грег Дин - автор всемирно признанной книги Step By Step to Stand-Up Comedy. С 1982 года ведет уроки по стендап комедии в Америке. Дин уже около тридцати лет учит людей как быть смешными во всем мире.
Информация с его сайта - stand-upcomedy.com

Глава 1

Секрет структуры шутки


Что такое шутка? Это когда смешно, скажете вы. Большинство людей скажут, что шутка - это что-то, сказанное кем-то, что заставляет других смеяться. Это определение, хоть и верное, не особо много скажет о том, что же такое шутка. Оно просто описывает желанный эффект.
А как насчет шутки, которая в одном случае вызывает смех, а в другом - гробовое молчание? Если после шутки не смеются, означает ли это, что она, внезапно, перестает быть шуткой? Люди всегда узнают шутку, смеялись они над ней или нет. Почему? Потому что есть определенная узнаваемая структура, по которой каждый может определить шутку. До сих пор никто так и не изложил эту структуру доступным способом. Такую ситуацию нужно изменить. Разъяснение структуры шутки - главная задача этой главы.

Сетап и Панч 

Давайте начнем с того, что именно большинство людей знает про шутки. По обыкновению, шутка делится на две части: 


   1. Сетап

   2. Панч

К примеру, возьмем шутку Уитни Брауна:

"Виделся с бабулей недавно... возможно в последний раз... Ох, нет, она не больна, просто она ужасно скучная".

Чтобы помочь объяснить структуру шутки, я создал схему, которую назвал Схемой Шутки. Давайте разместим вышесказанное на Схеме 1, чтобы вы смогли чётко определить сетап и панч:


Сетап и Панч обычно определяют так:

Сетап - это первая часть шутки, которая подготавливает к смеху.
Панч - это вторая часть, которая вас смешит.

Это замечательно, но есть одна маленькая проблема - это ничего не объясняет. 
Давайте посмотрим, сможем ли мы всё таки понять, что это такое.


Что делает шутка:
Ожидание и Удивление

Сетап и панч непосредственно связаны с ожиданием и удивлением. Возьмем шутку Стива Мартина, заметьте, что после Сетапа вы что-то ожидаете:

"Секс - это самая прекрасная, полезная и естественная вещь..."

И посмотрите, как панч удивляет вас:

"...которую можно купить за деньги".

После этого вы, возможно, подумаете: "И это все? Ожидание и удивление? И что в этом сложного?" 
Что ж, сложное здесь следующее: чтобы это работало, шутка должна вас удивлять. Хитрость состоит в том, что вас нельзя удивить, если вы не ожидаете чего-то другого.
Вот что делает шутка - заставляет вас ожидать одного, затем удивляет другим.

Вот наше новое определение:
Сетап создает ожидание

Панч создает удивление

Теперь, когда вы это поняли, то можете писать отличные шутки, правильно?
Нет, не правильно. Недостаточно знать, что делает шутка. Нужно знать, как шутка делает то, что она делает. И я вам это сейчас объясню .


Как работает шутка:
Первая История и вторая История

Теперь вы знаете, что сетап и панч создают ожидание и удивление. Но как они это делают? Я нашел ответ, когда читал статью под названием «Шутки» в одном журнале (Psychology Today, Октябрь, 1985 год). Автор статьи, Виктор Раскин, предложил «семантическую теорию юмора», по которой шутка состоит из двух скриптов.

Согласно когнитивным теориям наша память хранит сведения в виде структур, которые В. Раскин и С. Аттардо назвали скриптами. 
Скрипт – это структурированное описание типичных признаков объекта. Раскин полагает, что в основе юмористического эффекта лежит столкновение контекстов, а не простого языкового смысла. Согласно этой теории юмористический эффект возникает, если имеют место следующие условия: 
а) текст обладает несовместимостью, частичной или полной; 
б) две части текста противоположны в определённом смысле. - прим. перев.

Однако, из-за того, что это семантическая теория, которая имеет дело только со словами и их значениями – теория ограничена в физическом и невербальном юморе. Я заменил термин Раскина скрипт на историю, что позволило мне использовать это понятие для всех форм юмора. Через теорию Раскина я пришел к первому кусочку структуры шутки. Изменение моей «Схемы шутки» начиналась с этого открытия: 

Секрет №1:
В шутке должны быть две истории

Сетап шутки создает первую Историю в нашей голове, и мы начинаем чего-то ожидать, затем панч удивляет нас второй Историей, которая совместима с первой, но совсем не так, как мы этого ожидали.
Например, представьте себе мужчину-комика, который кажется очень расстроенным, рассказывая эту шутку:

(Грустно) "Моя жена сбежала с моим лучшим другом. Ох, как я по нему скучаю".

Сетап создает первую Историю: Мужчина несчастлив, потому он скучает по своей жене. Мы ждем окончание истории, так что нас удивляет панч второй Истории: Мужчина несчастлив, потому он скучает по своему другу.
Занесем эту шутку в Схему 2, которая покажет вам как сетап и панч создают и показывают эти две сюжетные линии:



Если в шутке нет двух сюжетных линий – это не шутка. Если панч не раскрывает вторую Историю, то это получается просто одна история, но не шутка.

К примеру, вот другая версия:

(Грустно) "Моя жена сбежала с моим лучшим другом. Ох, как я по ней скучаю". 

Не особо смешно. Речь идет о мужчине, от которого сбежала жена, и эта история заканчивается вполне ожидаемо. Здесь нет второй Истории и нет удивления. И раз здесь нет удивления, то это не шутка

Сетап и первая История

Меня часто спрашивают, в чем разница между первой Историей и сетапом? Это два элемента, выполняющие самые разные функции в структуре шутки. Как первая часть шутки, сетап – это слова и/или действия, которые подготавливают зрителя к чему-либо. И ничего больше. В то время как первая История, основанная на сетапе, является подробной сценой в воображении зрителя, которую они представляют за правду.
Давайте я это покажу на примере старой стандартной шутки:

"Сорок лет я был женат и влюблен в одну женщину. Если жена узнает, то убьет меня".

Когда комик говорит: "Сорок лет я был женат и влюблен в одну женщину..." - это и только это сетап. После этого сетапа зритель представляет более тщательную первую Историю. После того как она появилась в голове у зрителя, я не могу сказать точно, какая именно первая История будет в голове у каждого, поэтому вот вам моя версия:

Первая История: Этот мужчина говорит о том, что очень любит свою жену. За сорок лет у них была богатая и полноценная жизнь, они смогли разобраться со своими проблемами и остались счастливы. Он никогда не изменял ей и хочет быть с ней до конца своей жизни.


Это, примерно та первая История, которую люди мысленно создадут. Как видите, у первой Истории определенно больше подробностей, чем у сетапа. Так откуда берутся эти подробности?

Эта большая история была создана предположением из информации, которая была в сетапе. Предположения позволяют нам придавать смысл чему-либо, когда у нас мало информации. Основываясь на нашем жизненном опыте, мы постоянно совершаем подобные мыслительные прыжки. Собственно, поэтому первая История содержит намного больше информации, чем сетап.

Панч и вторая История

Связь между панчем и второй Истории такая же, как и между сетапом и первой Историей. Как вторая часть шутки, панч – это просто слова и/или действия, которые удивляют публику. Ничего больше. После панча зрители представляют подробности второй Истории, которая в сравнении с сетапом удивляет. Возьмем тот же панч шутки: "Если жена узнает, то убьет меня", и вот моя версия второй Истории:

Вторая История: Несмотря на ужасный брак с монстром, этот мужчина не расторгал брак. Чтобы найти хоть немного счастья, мужчина завел любовницу, и она осталась с ним на сорок лет, хотя он был женат. Он жил в постоянном страхе, что жена узнает о его давнем романе и сделает его жизнь еще более несчастной, чем она есть сейчас.

Опять же, во второй Истории намного больше подробностей, чем в панче. Вы можете представлять немного другую сцену, но всё же саму суть будут улавливать все.
Что я хочу подчеркнуть, так это как много в шутке находится информации, не озвученной в сетапе и панче – мы ее сами дополняем своими предположениями.

Что такое предположение?

Извините, мне казалось, что вы знали. Предположение – это любая мысль, которая появляется, когда мы принимаем что-либо за данность, предполагаем, догадываемся, рассчитываем на что-либо, прогнозируем, строим теории или размышляем, либо принимаем за факт. Если это не помогло – попробуйте такое определение:

Секрет №2
Всё, что, по-вашему, существует, но сами вы этого не видели - предположение.


Больно мудрено, но это правда. Всё, что вы в данный момент не можете видеть, слышать, чувствовать, пробовать или чуять, существует только как предположение. Это может существовать, но раз у вас нет прямого признака того, что это существует, это предположение.

Возьмем, к примеру, эту книгу. Вы знаете, что это книга, из-за прошлого опыта с другими книгами. Теперь, так как понимание ограничено информацией, которая воспринимается непосредственно, то вы не можете видеть другие страницы, пока читаете эту. Прозвучит странно, но невозможно ощущать всё за раз. Но, из-за того, что у вас уже есть представление о том, как выглядит книга, вы предполагаете, что она не закончится после этой страницы. Предполагаете, что она написана на английском. Предполагаете, что читать нужно слева направо. Предполагаете что угодно о книге, что не можете наблюдать прямо сейчас.
Мы делаем это потому, что люди, как правило, остро нуждаются в том, чтобы всё имело смысл. Если у чего-то нет смысла, мы добавляем информацию, чтобы смысл появился, и делаем предположения, основанные на нашем прошлом опыте.
И это неплохо. На самом деле абсолютно необходимо. Представьте мир без предположений. Вам бы пришлось осторожно делать каждый шаг, чтобы всякий раз убеждаться, что пол выдержит ваш вес. Пришлось бы каждый раз оборачиваться, чтобы знать, что спина всё еще на месте. Пришлось постоянно смотреться в зеркало, чтобы убедиться, что вы еще человек. Пришлось звонить каждый год налоговикам, чтобы удостовериться, что им всё еще нужны ваши деньги. Поняли мою мысль?
Тот факт, что ограниченность нашего восприятия можно сразу дополнить, и что мы дополняем эту образовавшуюся пустоту с помощью предположений - это и есть то, почему мы удивляемся чему-то другому. Это психическое явление делает шутки возможными.


*     *    *

Сетап и первая История и панч и вторая История сильно различаются, и они являются важными элементами в структуре шутки. Всё это показывает, как работает шутка. Ну а теперь вы знаете, как писать шутки, правильно? Ну, эм, нет. Не совсем.
Чтобы писать шутки, вы должны знать три механизма для построения и соединения первой и второй Истории.

Три механизма структуры шутки

Перед тем, как я объясню, что это за механизмы шутки, давайте уделим время на объяснение всей этой умозрительной интеллектуальной аналитики. Когда мы рассматривали, как работает шутка, мы искали точные механизмы, которые используются для достижения нужного эффекта. Соглашусь с вами, не особо веселый момент, но это единственный известный мне способ полностью объяснить, что происходит внутри шутки. Это понимание совсем скоро позволит вам пользоваться моей пошаговой системой написания шуток, которая называется Шуткоискатель.
А пока что вы узнали, что сетап создает первую Историю, которая ведет к определенному ожиданию, и затем панч раскрывает неожиданную вторую Историю. Но как это получается?

Главное предположение и реинтерпретация:
Две интерпретации одной вещи

Первые два механизма структуры шутки я называю главным предположением и реинтерпретацией. Эти механизмы связаны - главное предположение, которое является ключевым ингредиентом первой Истории, с реинтерпретацией, которая является главным компонентом второй Истории. Я сказал «механизмы связаны», потому что они представляют разную интерпретацию одного и того же. Главное предположение является ожидаемой интерпретацией того чего-то, и реинтерпретация раскрывает неожиданную интерпретацию того же самого чего-то. Рассмотрим эти термины.

Главное предположение:
Шутки с сетапом

Как раньше мы уже рассмотрели, когда мы видим или слышим сетап, мы создаемпервую Историю с помощью большого количества предположений. Одним из этих предположений будет главное предположение. Главное предположение выделяет то, что оно обладает двумя уникальными признаками:

1. Главное предположение – это предположение, из которого строится первая История.

Из всех предположений, из которых вы представляете историю, одно главное предположение дает первой Истории конкретное значение. Иными словами, если не будет этого главного предположения, то вы представите другую историю, совсем не ту, которая потребуется, чтобы шутка сработала.
Возьмем, к примеру, старую шутку:

"Однажды я сделал косметическую маску, и три дня мое лицо выглядело лучше. Потом маска отпала".


Эффективность сетапа будет состоять в том, если вы сделаете главное предположение, что маска была снята после процедуры. Когда вы сделали это главное предположение, то вы представляете первую Историю так: из-за маски комик стал выглядеть лучше на три дня. Затем панч удивляет вас, показывая совсем другую вторую Историю, в которой комик ходил три дня с маской на лице, которая и правда улучшила его внешний вид. Схема 3 показывает, где главное предположение находится на схеме шутки:



Давайте перейдем ко второму признаку:

2. Главное предположение – это предположение, которое полностью разбивает панч.


Каждая шутка с сетапом предназначена для того чтобы публика представляла первую Историю с помощью предположений. Затем панч раскрывает неожиданную вторую Историю, удивляющую публику, которая предположила одно и ошиблась…именно это и есть главное предположение. Например, из всех предположений, что вы сделали в сетапе шутки из примера, только главное предположение «маска была снята после процедуры» полностью разбивается об панч – «Потом маска отпала».

Главное предположение:
Шутки без сетапа

Вы, возможно, спросите: "А как насчет всех тех смешных штук, над которыми я смеюсь и в которых нет сетапа?" Так и есть, существует целая группа шуток, в которых формально нет сетапа. Но, как ни странно, у них все же есть главное предположение, но они не нуждаются в сетапе, потому что главное предположение и так уже есть в голове у зрителя.
Давайте я это поясню, рассказав одну историю, произошедшую со мной. Однажды поздно вечером я был в китайском ресторане. Это было аутентичное заведение и большинство посетителей были азиатскими иммигрантами, и мало кто из них говорил по-английски. У них был телевизор в середине комнаты, который могли видеть все, и как раз начинался концерт Галлагера.
Галлагер выезжал на сцену на велосипеде с квадратными колесами, и все в ресторане просто умирали со смеху. Не смотря на языковые или культурные различия, у всех уже существует главное предположение, что для того чтобы колесо работало правильно, оно должно быть круглым.
Эта информация общеизвестная и здесь нет необходимости в сетапе. Для шутки нужен лишь панч в виде квадратных колес, что делает это сложившиеся главное предположение неправильным.
Множество шуток имеют главные предположения, о которых все знают из-за физических законов, культурных и национальных особенностей, принятых определений, стереотипов и из-за хорошо знакомой среды обитания. Изо дня в день все делают десятки или тысячи предположений, того не осознавая. На этих неосознанных предположениях шутки без сетапа и основаны. Каждый раз, как кто-то предполагает что-либо, вы создаете шутку. Как? Вот здесь и появляется реинтерпретация.

Реинтерпретация:
Шутки с панчем

Мы уже знаем, что сетап рождает ожидание, когда аудитория создает первую Историю с помощью предположений. Панч затем разбивает ключевое предположение (главное предположение) и раскрывается вторая История. Панч это делает, показывая неожиданную интерпретацию того, что было в сетапе. Эта неожиданная интерпретация называется реинтерпретацией. Реинтерпретация должна придерживаться двух правил:

1. Реинтерпретация – это мысль, на основе которой создается вторая История.


Как главное предположение создает первую Историю, так и реинтерпретация создает вторую Историю. Возьмем, к примеру, эту шутку:



"Мой дедушка умер спокойно во сне. Но дети в его автобусе кричали".



Реинтерпретация здесь в том, что он заснул за рулем автобуса, которая является основой для второй Истории – дедушка погиб в автоаварии, после того как заснул за рулем, из-за этого дети и кричали. Это, в свою очередь, и сообщает панч – «Но дети в его автобусе кричали».

Схема 4 показывает, где находится реинтерпретация на Схеме шутки:






2. Реинтерпретация раскрывает неожиданную интерпретацию того, на что нас нацеливает главное предположение.


В сетапе есть что-то, о чем зрители делают главное предположение. Если вы изучили Схему 4, то обнаружили, что спящий дедушка – это вещь, которая заставила вас сделать главное предположение, что он спал в кровати, в то же время реинтерпретация здесь – он спал за рулем.

Эти две интерпретации одной вещи очень важны в создании шуток. Когда панч показывает реинтерпретацию, публика имеет дело с неожиданной, но подходящей интерпретацией сетапа. Из-за этого они продолжают предполагать одно, до тех пор, пока не обнаруживают, что оно неверно, таким образом разбивается главное предположение:

Секрет №3:
Задача реинтерпретации – разрушить главное предположение.

Разрушение главного предположения с помощью неожиданной реинтерпретации создает удивление. Когда ваша шутка разбивает предположения людей – они смеются. Теперь вернемся к началу: ожидание и удивление. Только теперь вы понимаете, как механизмы главного предположения и реинтерпретации это делают.

Реинтерпретация:
Шутки без панча

Теперь вы, возможно, подумаете: «Ну, раз в панче должна быть реинтерпретация, то как насчет шуток, у которых нет панч фраз?» Возможно, прозвучит странно, но есть некоторые шутки, в которых нет необходимости договаривать панч. Возьмем эту шутку, где сетап неизбежно приводит к панчу:

 "Я был в одном дорогом ресторане, и у них есть официанты для всего. Водный официант принес мне воды. Кофейный официант принес мне кофе. Главный официант…"

Шутка заключается во фразе «give head», которая означает занятие оральным сексом. Буквально, шутку можно закончить так - «The head waiter gave me head.» - прим. перев.


Как закончили эту шутку? Я так же. Здесь реинтерпретация, подразумевающая оральный секс, так сильно подразумевает, что нет необходимости договаривать панч. Публика восполнит реинтерпретацию, которая уже разобьет главное предположение. Тем не менее, только потому, что шутка позволяет публике додумывать панч, не означает, что не должны сохраняться основы главного предположения и реинтерпретации. Должны.


Откуда приходит реинтерпретация?



Первое, вы должны понимать, что у всего может быть огромное количество интерпретаций. Любая интерпретация, кроме предполагаемой – реинтерпретация. Слова могут иметь многочисленные интерпретации, как, например, в этой шутке:

 "Я пришел к своему доктору из-за рака, а он продал мне карася".

Шутка изменена, в оригинале речь идет о слове «shingles», которое означает и «лишай» и покрытие домов. Он пришел к доктору с лишаем (за кровельной дранкой), а доктор продал ему алюминиевый сайдинг. Вся суть этого отрезка в том, что слова имеют разные значения и интерпретации. – прим. перев.

К тому же объекты тоже можно интерпретировать по-разному. Например, я наблюдал за тем, как комики на сцене представляли себя на пляже, и использовали микрофонную стойку как металлоискатель. Главное предположение здесь – металлическая опора с круглой штукой на конце нужна для держания микрофона. И реинтерпретация - металлическая опора с круглой штукой на конце – это металлоискатель.
Реинтерпретация приходит от наблюдений за тем, что другие предполагают, затем это раскрывается или создается альтернативная интерпретация. Чтобы этого добиться, смешные люди должны уметь интерпретировать одну вещь двумя способами.


Коннектор:
Одна вещь должна интерпретироваться не менее чем двумя способами



В центре структуры шутки находится третий механизм, который я назвал коннектором, и определяется он так: одна вещь должна интерпретироваться не менее чем двумя способами. Если интерпретировать коннектор одним путем – выйдет главное предположение, другим - реинтерпретация.

В шутке про «дедушку», коннектор – это спящий дедушка. Это одна вещь, которая интерпретируется не менее чем двумя способами, как вы можете это увидеть на Схеме 5:



Заметьте, в определении коннектора есть фраза «не менее чем двумя способами». Коннекторы могут иметь множество возможных интерпретаций. Два способа – это просто минимальное количество для создания шутки. Когда коннектор интерпретируется большим количеством вариантов, это может служить площадкой для создания шуток с большим количеством панчей.
Это приводит нас к требованию к коннекторам:

1. Коннектор должен быть чем-то одним.
Шутки – достаточно простые структуры, поскольку развиваются вокруг одной центральной идеи. Если коннектор не один, а больше, то и шуток будет больше. Рассуждайте логически: два коннектора приводят к двум главным предположениям и двум реинтерпретациям, что в свою очередь требует двух сетапов и двух панчей, следовательно, получается две шутки. Один коннектор на шутку – все, что надо.


Так как коннектором может быть что угодно, задача в том, что бы его найти. Как мы говорили в прошлом параграфе о реинтерпретации, у слов и объектов есть множество интерпретаций, а значит, из них получаются прекрасные коннекторы. Для шутки (про лишай) коннектором является «лишай», потому что это слово, обозначающее и болезнь кожи, и покрытие дома. В сценке с микрофоном коннектором является микрофонная стойка, потому что она и держит микрофон, и похожа на металлоискатель.



Чтобы вы не подумали, будто все шутки основываются только на словах и объектах, вот еще пример из немой комедии, в котором коннектором служит только язык тела. Представьте сцену: богатый пьяница находит записку от жены, что она уходит и не вернется, пока он не бросит пить. Он отворачивается от камеры и идет к стойке. Наклоняется над ней, плечи начинают трястись. Он плачет, правильно? Все глаза выплакивает из-за потерянной любви? Нет. Он поворачивается и мы видим, что он смешивает коктейль в шейкере. Сможете угадать, что здесь коннектор, не глядя на Схему 6?




В идеальной структуре этой шутки, созданной при помощи языка тела, коннектор – трясти плечами. Это движение заставляет создать главное предположение, что он плачет. Потом движение реинтерпретируется, выясняется, что он смешивает коктейль. Кстати, это сцена из фильма Чарли Чаплина - The Idle Class.


*   *   *
Знаю, что вы сейчас себе говорите: "Прекрасно, но так происходит не во всех шутках". Вынужден не согласиться. Эти основы действительны для всех шуток. Неважно, создает ли смех литературный рассказ, падение клоуна, замечание в комедии ситуаций, пошлость, случайная юмористическая ирония, импровизированный комментарий на вечеринке, веселая загадка или сценка без сетапа или панча – структура везде одинакова.
Эту структуру сложно увидеть, потому что существует огромное количество форматов шуток. Структура маскируется тем, как ее исполняет персонаж, прячется глубоко в культурных или национальных стереотипах, размыта дополнительными слоями, замаскирована индивидуальным стилем и экспрессией. Но, несмотря на все вариации, первая История и главное предположение, коннектор, вторая История и реинтерпретация лежат в основе создания всех шуток. В свое время вам будет проще находить их, для вас откроется целая вселенная возможностей для шуток.


*   *   *
В этой главе мы обсудили много элементов шуток – сетап и панч, и как они образуют первые и вторые Истории. Потом перешли к трем механизмам структуры шутки и к тому, что в центре всего лежит коннектор, с одной стороны которого - главное предположение с одной интерпретацией, а с другой – реинтерпретация с неожиданной интерпретацией, которая разбивает главное предположение. И что когда разбиваешь предположения людей – им смешно.
Жизненно важно, чтобы вы понимали эти механизмы прежде, чем двинуться дальше. Если вы их не поняли, то перечитайте главу, пока не поймете. Потому что это инструменты, без которых не докопаешься до моей системы написания шуток – Шуткоискателя. Понимание основ поможет вам находить во всем юмор, потому что вы поймете, как работает шутка. Но не волнуйтесь, я не заставлю вас рисовать диаграммы ваших шуток, как схемы предложений в школе.


Послесловие переводчика

Выражаю огромную благодарность Сергею Карпову за помощь в переводе.



Будет ли книга переводиться полностью?


Нет, не будет. Я перевел первую главу книги для ознакомления, первую главу в оригинале вполне законно можно прочитать на сайте amazon.com и других сайтах, где книга официально представлена для ознакомления. Никаких моральных или юридических прав на перевод книги полностью у меня нет.